2355988.jpg

Я помню...

Ровесники района. Воспоминания Василия Юшкова

Жили мы с семьёй в Большом Березнике, который называли Ипатовским Березником. Было нас 5 братьев и одна сестрёнка, но она умерла ещё маленькой в 1933 году. Этот год и врезался в мою детскую память.

Выдался он таким неурожайным, что даже соломы на корм скоту не было. Лошадей подвязывали в конюшне верёвками к потолку, чтоб они не падали. Мать пекла картофельные лепёшки, продавала их на перроне вокзала. Там, где сейчас находится здание военкомата, был колхозный рынок. Но до войны прилавки там стояли пустые. А вот на перроне вокзала всегда толпился народ. Там можно было купить всё, что угодно. Выручив копеечку, мама ехала в Янаул, где можно было купить хлеб.

Помню, в тот голодный год в колхоз привезли хлопковый жмых. Раздавали его всем, чтоб размочить и скормить коровам. Разобрали на корм и крытую ржаной соломой крышу кирпичного сарая в Слудке. А людям, кто мог ходить, раз в день в доме колхозника давали чашку горошницы. Только летом следующего года голод миновал.

А в 1935 году я пошёл в школу. Речку Стреж переходили по льду, а летом - вброд или по сваям под железнодорожным мостом. На мосту дежурил охранник и никого не пропускал. Позже ему дали команду - пропускать детишек в школу.

Дорога наша лежала мимо строящихся зданий райкома партии, райисполкома и будущей школы №1. Мама тоже тогда работала на строительстве школы: возила из деревни Бикулка известь. Дальше мы с одноклассниками шли вверх по улице Урицкого. На возвышении стояла церковь, а в низине - два изъятых у кулаков дома, где располагалась школа-пятилетка. Мои старшие братья окончили там по 4 класса и начали работать в колхозе.

Начальная школа была ещё дальше, в другом деревянном доме, где сейчас конечная остановка автобуса №1. В классе была одна керосиновая лампа. Нам выдали чёрные доски и грифель. На них нас и учила писать моя первая учительница Капитолина Фёдоровна Погадаева, в девичестве, кажется, Смирнягина.

В 1936 году закончилось строительство новой школы, и во второй класс я пошёл уже в школу №1. Двухэтажное деревянное здание с флагом над входом казалось большим и светлым. Топили его дровами, которые привозили из «Сов. уголка». Этот колхоз за селом Рябки снабжал дровами ещё и райком. Здесь нас стала учить Алевтина Захаровна Пермякова. Под Пермью тогда запустили Камский бумажный комбинат, и с 36 года в школе появились первые тетради по 12 листов. Школьникам выдавали перья, ручки и чернильницы-непроливайки. А чернила мы делали сами, растворяя «химические» карандаши.

В том же 1936-м умер отец. Проучившись ещё год, после окончания третьего класса я пошёл работать в колхоз, зарабатывать трудодни.

По одной лампочке в дом..

В период НЭПа отец создал ТОЗ – товарищество по обработке земли. В нём было несколько семей, все без лошадей и коров. Потому, когда в районе в 1928-м началась коллективизация, эти семьи без раздумий вступили в колхоз. В Березнике его назвали «Красно-стрежевское объединение». Многие дети, как я и мои братья, получив 3-4 класса образования, шли туда на работу. На трудодни давали масло, мёд, зерно. Когда кончалась мука, зерно возили молоть на мельницу. Мельниц на Стреже было много: у нас в Березнике, Броду, Ракино, в Старой Чернушке. Впрочем, тогда она ещё не была «старой»...

На плотинах этих мельниц ставили гидротурбины и сооружали электростанции. Были и генераторы, работающие от дизельного двигателя. Если в Рябках первую электростанцию соорудили на реке Танып ещё в 1924 году, то проведение электричества в Березнике и Чернушке проходило уже на моих глазах, в 1943 году. В Чернушке тогда был инженер «Сельэнерго» Иван Постных и его помощник – электрик Володя Высоцкий. Под их руководством на Стреже установили гидротурбину, соорудили ёмкость диаметром 4 метра и в 3 метра высотой. За счёт колхоза протянули провода в каждый дом и разрешили установить 1 лампочку. За свет тогда платы не брали.

Лампочка зажигалась с наступлением темноты, а в полночь мигала, предупреждая жильцов, и гасла. И тогда ещё лампочки были не во всех деревнях. Нормальное электричество в Чернушку пришло только в 1961-62 году. После запуска Камской ГЭС начали строить Воткинскую. Когда их стали кольцевать в единую энергосистему, потянули провода и в наш район.

Запомнились первые в стране выборы 1937 года. У кого были лошади, тем поручили подвозить на избирательный участок людей из близлежащих деревень. Ранним утром я запряг в сани лошадь и отправился в путь. Это был незабываемый праздник. Люди приходили нарядно одетые, весёлые. На площади перед избирательным участком пекли блины, варили пельмени, пили «рассыпуху», пели песни. Относились мы тогда к Осинскому избирательному округу Свердловской области и выбирали в Верховный Совет телятницу Ирину Копытову из деревни Винокурово и первого секретаря ВЦСПС Никола́я Шве́рника из Москвы.

Старшего брата Михаила забрали в армию в апреле 1941-го. Успели получить от него весточку, что служит он в летних лагерях под Винницей на Западной Украине. И тут война. Там и погиб Михаил в первый же день. Второго брата Александра призвали в июне 42-го. Он погиб под Сталинградом. Третий брат Анатолий ушёл на фронт 11 ноября 1943-го. Ему посчастливилось дожить до Победы и вернуться домой.

Весной 1944 года в стране прошёл последний военный призыв в армию. Забрали на службу более миллиона человек в возрасте до 50 лет. И молодёжь 1927 года рождения, которой ещё не было 18 лет. А я остался дома. Помню, как весной 1945-го пахали землю на границе между нашими и бродовскими полями, где потом построили свинокомплекс. Видим: скачет верхом на лошади наш бригадир Анна Дмитриевна Старцева и машет белым платком. «Уж не пожар ли в деревне!» - испугались все. А были там одни женщины и малые детишки. Побежали ей на встречу.  А она кричит: «Ребята, бросайте всё, война кончилась!!!»

Приехали в деревню, а тут уже кто ревёт, а кто поёт и пляшет. Председатель налил нам по рюмашке, и мы присоединились к празднующим Победу односельчанам.

У нас было много заводов

Район наш занимался переработкой сельхозпродукции. Ещё до войны в Рябках был крахмальный завод, в Чернушке построили маслозавод, скотобойню. По улице Пушкина стояли склады «Заготзерно» и «Заготлён». А на улице Ленина - множество заготовительных ларьков, где принимали всё, что угодно. Например, со Староболтачево закупали древесную кору. Пацаны таскали старое тряпьё, за которое давали перочинные ножи или крючки для ловли рыбы.

В 1942-м во время Великой Отечественной войны в Чернушку эвакуировали военный завод из Харькова, выпускавший полевые телефоны. Был и сахарный завод – там, где потом сделали хлебоприёмное предприятие. По железной дороге привозили сахарную свёклу. Свёклу заставили выращивать и во всех колхозах. Её свозили к заводу в огромные бурты. Но из местной свеклы варили патоку – для изготовления сахара она не годилась.

В 1944 году в Чернушку вернулся мой дядя Александр Голдобин и установил первый радиоузел - на улице Октябрьская. Отступлю от хронологии и расскажу немного о нём.

По рассказам мамы, Александр Андреевич служил ещё на российском императорском флоте. Вернулся домой в 1912 году, а в 1914 снова был призван на первую мировую войну. После революции он продолжил службу в Красной армии радиотехником-радистом на корабле. Об этом знали все односельчане. И когда в 1918 году наш район заняли колчаковские войска, родственников Александра Голдобина прилюдно высекли розгами за то, что он служит у красных. Это были части под командованием полковника Каппеля. Они забрали у моих родителей лошадь, оставив им другую – раненную в бою. Родители дали ей кличку «Капелюка». 

После войны призыв в армию отменили. В разрушенной войной стране не хватало мужских рабочих рук, а армия и так была непомерно велика. Демобилизация продолжалась до 1948 года.

Меня призвали в 1950-м. Помню, вышел с избирательного участка в Броду на выборах в Верховный Совет и Совет Национальностей и получил от почтальона повестку. Все три года служил в польском городе Бреслау. Том самом, за взятие которого получил звание Героя Советского Союза наш земляк Николай Ведерников. С ним самим мне потом довелось работать в семидесятые в конезаводе. Вернулся из армии 16 декабря 1953, а через два дня пошёл учиться на тракториста в Чернушинское СПТУ.                                                                                  

Тогда оно называлось «Училище механизации сельского хозяйства №6». Брали туда без экзаменов и учили 6 месяцев. Осваивали старые колёсные трактора на керосиновых двигателях Сталинградского тракторного завода, новые бензиновые ХТЗ-7 Харьковского завода. И, конечно, гусеничный ДТ-54. Многие мои товарищи после училища уезжали поднимать целину. У меня болела мать, а младшего брата забрали в армию. Пришлось остаться и работать в колхозе.

После 1956 года началась реорганизация МТС. Трактора тогда передали в колхозы, а станциям оставили функции ремонта техники, переименовав в РТС. В Чернушке тогда МТС по улице Луначарского закрылась, а РТС уже открылась на новом месте по улице Осипенко. А потом началось укрупнение колхозов.

Сначала объединяли соседние сельхозартели и товарищества. Наше КСО объединилось с колхозом Ленина в старой Чернушке, а позже вошло в  Конезавод, куда кроме нас отнесли Аминькай, Сульмаш, Тауш, Верх-Емаш и Таныпские Ключи. Создавали и такие гиганты, как колхоз «Россия» на базе Рябков, куда вошли 24 населённых пункта.

А в 1977 судьба занесла меня в Крым, но это уже другая история.

 

 

 

Сетевое издание "PRESS URALS" (Пресс - Уралье) Главный редактор – Шанчуров Е.Н. Учредитель Муниципальное автономное учреждение Информационный центр "Пресс-Уралье" Регистрирующий орган Федеральная служба по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций. Номер реестровой записи Роскомнадзора серии ЭЛ № ФС 77 – 74952. Дата регистрации 01.02.2019. Информационная продукция 16+