84545.jpg

«В футбол играли босиком!»

Виталий Кичанов о спорте и жизни

Мы продолжаем публикацию воспоминаний, посвящённых 95-летию Чернушинского района, а на этот раз, и Дню физкультурника. Про свою жизнь рассказал чернушанин Виталий Никитьевич Кичанов, родившийся в Чернушке 16 сентября 1938 года.

Детство на железке

Из младенческих лет в памяти отложилось, как зимой с нами в доме жили коза с козлёнком. Дом был маленький - размером 4х4 метра. Козлёнок потешно прыгал, играя с нами. И помню огромное детское горе, когда его закололи на мясо... Что голодали – такого не помню. У отца была бронь – он работал машинистом снегоуборочной машины, обеспечивая беспрепятственный проход эшелонов. Получал продпаёк, который и спасал семью. Но однажды мама привела меня в больницу с больным зубом. А врач сказал, что болит не зуб, а десна, от впившихся занозок сухой лебеды.

Сразу после войны пошёл в первый класс в железнодорожную школу, которая была на месте четвёртой. И остался на второй год, потому что родители не смогли купить букварь. Дорога из школы домой проходила мимо железнодорожного вокзала. Там кипела жизнь, и мальчишек тянуло туда, как магнитом. Поезда останавливались надолго: набирали воду, меняли паровозы и бригады. Пассажиры выходили размяться и подышать свежим воздухом. Поэтому всегда на перроне стояли торговые палатки и киоски. Жители посёлка и окрестных деревень везли на продажу продукты, торговали варёной картошкой и пирожками,  огурцами и квашеной капустой. А на станции был буфет, где можно было посмотреть на товары, которые многим и пробовать не приходилось – шоколадки, шампанское, фрукты.  Но главное не это – денег у пацанов всё равно не было. Останавливались поезда с пленными немцами. Запомнилось, что охранники были какие-то плюгавенькие, ростом меньше винтовки, но пленные им беспрекословно подчинялись. Везли наших зэков, проходили опутанные колючей проволокой поезда с усиленной охраной, прожекторами, и ребята гадали – что внутри? Много военной техники и списанного оружия везли на переплавку. Охрана была небольшая, и пацаны постарше таскали винтовки, пистолеты, штык-ножи. Однажды попытались стащить танковый пулемёт. Но не успели – состав тронулся, когда оставалось спилить ещё один болт. Ещё запомнились товарняки с надписью «в Китай». Многим есть было нечего, а страна оказывала помощь восточному соседу. ..

Поезда ходили медленно, и любимым занятием мальчишек было катание на ступеньках товарных вагонов. Нужно было быть начеку – работники станции, маркирующие негабаритные грузы, пытались зацепить ребят мазутной кистью, чтоб отвадить от опасного занятия. Не увернулся – дома попадёт так, что мало не покажется.

Ножички, «муха» и «чиж»

Как-то в Чернушку приехал цирк с дрессированным медведем, и пацаны бегали смотреть, как медведя ведут с вокзала до клуба. В другой раз в заготконтору привезли со Средней Азии какие-то товары на верблюдах. Весь народ ходил смотреть на диковинных животных. Мальчишки начали их дразнить до тех пор, пока один из верблюдов в них не плюнул. Ребячий интерес сразу пропал, и все побежали по своим делам. А дел было много - и дома, и в школе. Например, дрова для школьной котельной пилили и кололи и мальчики, и девочки со 2-го класса. Иначе до учёбы не допускали.

А потом на улицу - играть. В «муху», «чижа», «гони попá», воровали знамя. Всё в движении. Не один километр набегаешь за день. Устали – игра в ножички. Проигравший тащит зубами забитый в землю колышек.

Зимой лазили по сугробам, играли в снежки, бегали на самодельных лыжах, которые научилась делать артель в Азинском. Катались на коньках и играли в хоккей с мячом. Клюшки вырубали сами. Тайком обрезали кожаные постромки или концы супони с конных упряжек, связывали и привязывали к валенкам кованные «снегурки». Танып, подпираемый запрудой на Ашшинской мельнице, был в те годы в два раза шире, чем сейчас. По нему весной сплавляли лес, зимой ездили на санных повозках. А мы гонялись на коньках до Зверевской плотины и обратно.

«Спартак» против Куеды

Основной и самой любимой игрой был футбол. Помню: тяжёлый кожаный мяч со шнуровкой. Порвётся камера – набивали мяч тряпьём. Попадёт таким мячом в голову – с ног сбивает. Чтоб был он лёгким, мы покупали в аптеке два презерватива, вставляли один в другой, потом в  покрышку  - и надували. Обувь берегли, поэтому в футбол играли босиком. И на каждой улице была своя команда.

У нас на Дзержинского было своё поле, футболистами верховодил Толя Востриков. На Деповской собирал команду Валя Вахрин. Ребята с Карьера ходили на стадион у железной дороги. На Набережной  играли прямо на улице. Пока мяч в стекло не попадёт. Тогда все врассыпную. Самая сильная команда была на Луначарского. В ней играли братья Равелевы, Колчины, Юра Кожевников и Коля Шутов.

В футбол играли и взрослые. Возле стадиона «Урожай» тогда был клуб, в нём крутили кино. И перед фильмом взрослые (как правило, бывшие фронтовики) гоняли мяч на стадионе.

В посёлке было сразу две взрослые команды: сборная района «Спартак», которой руководил Анатолий Скамейка и железнодорожный «Локомотив», их капитана забыл. Они постоянно соперничали друг с другом, но чаще «зарубались» с Куедой. А мы, дети, как могли, помогали нашим. Ложились за ворота соперника и стреляли из рогатки в спину вратаря или защитников. И тут же прятали рогатку под себя, с невозмутимым видом наблюдая за игрой.

«Не реветь! Ты мужик или нет?!»

Старшие всегда опекали младших. Родители работали, а малышей отпускали купаться, рыбачить, собирать ягоды и грибы, но только с ребятами постарше. Те, конечно, подшучивали, заставляли нести их вещи, дрова для костра собирать и прочую работу делать, но защищали от хулиганов с чужой улицы, следили, чтоб малыши не потерялись, не лезли без присмотра в воду, учили плавать, готовить удочки и ловить рыбу. В играх «мелким» тоже всегда находилось место. На воротах, в защите или водящим, которому приходится бегать больше всех. Остальному учились, подражая старшим. После слов: «Боишься? Слабó?», пацан с улицы готов был сделать всё, что угодно. Я и сам брал шефство над соседскими ребятами.

- Учил боксировать и попал мне по носу, - припоминал мне Николай Кобяков, быший гендиректор «ЛУКОЙЛ-Пермнефть». – И видя, что я готов заплакать от боли, окрикнул: «Не реветь! Ты мужик или нет!?». Потом не раз в трудные минуты я вспоминал эти слова.

«Меня сам Мель забраковал!»

Леонид Леонгардович Мель в те годы организовывал в районном клубе самодеятельный хор. Я тоже попал на прослушивание и получил его вердикт «не годен». Позже, когда приглашали в самодеятельность, отговаривался: «Меня сам Мель забраковал!»

Уже перед армией год отучился в училище механизации. Нас кормили, давали обмундирование: фуражку, ботинки, гимнастёрку с белым подворотничком. И вот где было раздолье для занятий спортом! Учили метать диск, бросать копьё и гранату, культивировали бег, лыжи, бокс и борьбу. В это же время меня пригласили во взрослую футбольную команду района. О спорте в Осе, Барде или Уинском мы тогда не слыхали. Ездили играть в футбол по железной дороге к соседям в Куеду, Щучье Озеро, Октябрьский.

Как-то играли с Октябрьским, и наш нападающий Боря Зверев, а ростом он был 150 с чем-то сантиметров, вышел на защитника «дядю Ваню» ростом под два метра. Боря сделал финт, протолкнул мяч между ног защитника, а потом сам нырнул между расставленных ног. Так впечатлил болельщиков, что они долго рассказывали, как ловко Борис забил гол, хотя гола в том моменте и не было. Вратарь Володя Першин, крупный парень, выбегал навстречу нападающим со зверским выражением лица и кричал. И противники часто оставляли ему мяч. Один пожаловался судье, но тот спросил: «Он тебя толкнул или ударил? Если нет – играй дальше, а страшно – сядь на скамейку запасных».

Пока служил на флоте, в Чернушке началась нефтедобыча. Вернувшись в 1960-м домой, через друзей-футболистов устроился на эстакаду налива нефти, где нефть, поступающую по нефтепроводу с первых пяти скважин Таныпского промысла, грузили в железнодорожные цистерны. И снова стал участвовать в соревнованиях. На первую лыжную гонку вышел в солдатских сапогах на полужёстких креплениях и неплохо пробежал.

– С парня будет толк, – заметил тогдашний председатель ДСО «Урожай».

Только вперёд!

Сразу начал бегать в эстафете на приз районной газеты «Маяк Приуралья», участвовал в легкоатлетических соревнованиях, поднимал гири. И, конечно, играл в футбол за новую команду «Нефтяник». Через 3 года  мне предложили должность освобождённого спортивного работника, и я сразу согласился. Тут же меня  назначили тренером «Нефтяника». Хотя тренером, в нынешнем понимании, я и не был. Собирал ребят на тренировки, договаривался о товарищеских встречах, искал транспорт для поездок. Но никакие комбинации тогда не отрабатывали. Просто играли, не жалея себя. О том, чтобы давать пасы поперёк поля, а, тем более, назад – не было и речи. Только вперёд, всей командой нацеленные на гол.

С транспортом часто помогал Владимир Перевозчиков – основатель и первый директор транспортной конторы нефтепромыслового управления. Он любил спорт и во всём поддерживал спортсменов, старался не пропускать футбольные матчи. Болел азартно, громко кричал и высоко подбрасывал свою куртку. А когда перешёл работать секретарём райкома партии, ему указали, что партийный руководитель так себя вести не должен, и он перестал ходить на футбол.

Помню, ездили играть в футбол в Щучье Озеро на товарняке с углём. Играли чумазые, но счастливые. Часто добирались на соревнования в кузове грузовика, набросав соломы. Туда и обратно ехали весело, с песнями.

Истории о чемпионах

 

В 1966-м «Нефтяник» впервые стал чемпионом области, что придало футболу в Чернушке ещё большей популярности. Все игроки того состава были воспитаны уличным футболом. Побеждали за счёт мастерского владения мячом, точного паса, владели обводкой и сильным ударом.

Капитан команды Анатолий Галкин, работавший тогда начальником отдела эксплуатации АТК НПУ «Чернушканефть», был очень загружен и часто пропускал тренировки. Но играл отменно. Как-то пришёл на тренировку посмотреть на нашего нового защитника Виктора Сидоренко, который раньше играл в Днепропетровске в первой лиге. Поставили в ворота Володю Борисова. Тот  был отличным вратарём. Мог поймать футбольный мяч одной рукой. Пробили по 5 ударов с 16 метров. Сидоренко забил два, а Галкин, который был в костюме и туфлях, разулся и босиком забил три мяча.

А самый сильный удар, пожалуй, был у Павла Чечихина. Как-то он в Усть-Качке забил 4 гола на кубковой встрече. Вратарь дотягивался до мяча, но не мог его удержать или отбить. «Он мне чуть руки не сломал!», - жаловался он после игры.

Как-то ездили на финал в Керчевский рейд. Наш нападающий Игорь Лыжин попал там в КПЗ на 15 суток. Пошли к начальнику милиции просить об освобождении. Тот согласился, но предупредил: приду смотреть, если гол не забьёшь, после турнира будешь досиживать. Игорь носился как угорелый, гол забил. Начальник милиции после встречи пожал ему руку и поблагодарил за самоотверженную игру.

Таких историй у меня - не для статьи, а на целую книгу. Мы тогда жили спортом. На первенстве города я играл почти до 50 лет, а в команде ветеранов в Спартакиаде нефтяников - до 65. Объехал весь наш край. Везде сейчас много друзей-соперников, спортсменов старой закалки,  с которыми есть что вспомнить, о чём поговорить.

 

 

 

Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77-74952 от 01.02.2019 выдано Федеральной службой по надзору в сфере связи, и нформационных технологий и массовых коммуникации. Возрастное ограничение: 16+